НОВОСТИ

ВЛАСТЬ

МСУ

ЖКХ

ЧП и КРИМИНАЛ

СЛУЖЕБ. КРИМ.

ПРОКУРАТУРА

НАЛОГИ

СОЦ.

ЭКОНОМИКА

СТРОЙКИ

ЭНЕРГЕТИКА

ЭКОЛОГИЯ

ТБО

ОБРАЗОВАНИЕ

ЗДРАВО

СПОРТ

АНТИ-НАРКО

КУЛЬТУРА

ИСТОРИЯ

ПОСЕЛЕНИЯ:

ВСЕВОЛОЖСК

СЕРТОЛОВО

АГАЛАТОВСКОЕ

БУГРОВСКОЕ

ДУБРОВСКОЕ

ЗАНЕВСКОЕ

КОЛТУШСКОЕ

КУЙВОЗОВСКОЕ

КУЗЬМОЛОВСКОЕ

ЛЕСКОЛОВСКОЕ

МОРОЗОВСКОЕ

МУРИНСКОЕ

НОВОДЕВЯТКИНСКОЕ

РАЗМЕТЕЛЕВСКОЕ

РАХЬИНСКОЕ

РОМАНОВСКОЕ

СВЕРДЛОВСКОЕ

ТОКСОВСКОЕ

ЩЕГЛОВСКОЕ

ЮККОВСКОЕ


ВСЕВОЛОЖСК-

ИНФО

КОНТАКТЫ

E-mail:

vsevolozsk-info@rambler.ru


САМОУЧИТЕЛЬ ВСЕВОЛОЖСКОГО ОБМАНУТОГО ДОЛЬЩИКА.

Часть 1-я

03.11.2012     Читать стр. 2

В 2007 году на улице - условно назовем её улицей Константинова - началось строительство двух небольших жилых домов, завершить которое застройщику за 5 лет не удалось. По предварительным оценкам, строительные работы выполнены менее чем на половину, в то время как основная часть помещений застройщиком продана.

В 2011 году часть дольщиков образовала ЖСК с целью попытаться достроить свое жилье самостоятельно. На этом основании застройщик в 2012 году работы вообще прекратил, а в сентябре 2012 г. поставил перед дольщиками условие: обеспечить 100%-ное вступление дольщиков в ЖСК и подписание каждым из дольщиков соглашения с отказом от любых претензий по не исполненным застройщиком договорам и обязательством не обращаться в этой связи в суды и в правоохранительные органы. Только в этом случае фактический руководитель застройщика г-н Паньков продаст ЖСК принадлежащий ему земельный участок с незавершенным строительством и передаст ЖСК проектно-сметную документацию, т.е. даст возможность дольщикам самим завершить строительство жилья. Если же кто-либо из дольщиков продолжит обращаться в правоохранительные органы, он (Паньков) «накажет» всех сразу, поясняя (цитата): заключу долговые обязательства с 2–3 организациями на сумму свыше всей стоимости строительства и перейду к процедуре банкротства – «сами знаете, как это делается». Особо несогласным Паньков угрожает провести срочно «двойные продажи» квартир по их договорам, высказывая при этом убеждение в том, что в самом «пиковом случае» он, быть может, «сядет», но не более чем на 1 год.

В такой ситуации из 50 дольщиков в течение месяца это соглашение подписало 36.

Упомянутые ниже по тексту фамилии и  наименования юридических лиц нами изменены, т.к. нам пока неизвестно содержание решения прокуратуры Всеволожска по данному вопросу, срок которого был установлен прокурором Всеволожска – 02.11.12 г. Кроме того, задачей публикации является не то, чтобы привлечь негативное внимание к конкретным персоналиям и объектам незавершенного строительства, а попытаться в серии публикаций предложить читателю надлежащий правовой алгоритм решения обсуждаемых проблем, предприняв попытку показать, как сами обманутые дольщики в условиях типично пассивной позиции властей могут в совершенно законных рамках принять исчерпывающие меры по защите своих нарушенных прав.

При этом в дальнейшем, при наличии к тому оснований, данные о персоналиях и юридических лицах могут быть надлежаще уточнены. Адрес объектов мы также обязательно в дальнейшем уточним, чтобы в ситуации обманутых дольщиков не оказались еще какие-то дополнительные граждане.

В серии публикаций мы предлагаем взгляд на сложившуюся проблему адвоката, члена методической комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, кандидата юридических наук, доцента Константина Кузьминых.

Действительно, оказавшись в отчаянной ситуации фактической утери надежд на получение жилья за свои уже выплаченные средства, люди готовы подписать любые «соглашения», чтобы не утратить эту надежду, т.к. для многих это означает, что больше они никогда не смогут приобрести жилье, будут еще годами платить за съёмные квартиры, жить у знакомых, родственников, а кто-то в дополнение ко всему этому еще будет годами выплачивать долги. Поэтому перед недобросовестным застройщиком такие люди исходно оказываются в подчиненном положении – не в положении требующего свою законную квартиру покупателя, а в положении вынужденно подчиненном, положении просителя - человека, чье «имущество» оказалось фактически захваченным компанией, и которому при этом юристы нередко разъясняют, что закон в России таков, что свои права он защитить фактической возможности не имеет. В итоге, люди, обратившись в десяток инстанций, приходят для себя к выводу, что требования застройщика они должны выполнять – иного якобы им уже не дано. И выполняют… Иллюстрация – подписание 36 из 50 дольщиков такого соглашения.

Если бы за месяц данное соглашение подписали все 50 дольщиков, говорить о каких-либо правах, наверное, было бы уже бессмысленно – но пока остаётся, если можно так выразиться, 30-процентная надежда на то, что надлежащая защита обманутыми дольщиками своих прав будет целесообразна и фактически – ведь бессмысленно защищать права тех, кто, будучи дееспособен, от них де-факто отказывается. Хотя тот факт, что за 1 месяц это соглашение подписало более 70% дольщиков этих домов, уже сам по себе говорит о многом. И вот давайте в этом «многом» попытаемся разобраться последовательно и объективно – и главное, без лишних эмоций.

Начну с себя. Дело в том, что 07 мая 2010 года я заключил в офисе ООО «Н.» предварительный договор, согласно которому я выплатил там же полную сумму по договору, а руководство компании заверило меня в том, что дом будет обязательно сдан не позднее сентября 2010 г. С учетом сравнительно небольшого объема здания, в это обещание я поверил. При этом мне было представлено разрешение на строительство дома, выданное администрацией Всеволожска, договор аренды земельного участка, и дополнительно пояснено, что собственником земельного участка является единственный учредитель застройщика г-н Паньков, который не только фактически руководит строительством, но и гарантирует своевременность и добросовестность выполнения обязательств перед дольщиками. Будучи по профессии человеком осторожным, я изучил объект и компанию по интернету, навел посильные справки - и установил, что ничего плохого про этот объект и компанию вроде как нет, т.е. вообще ничего нет.

И только через полгода, когда я стал уже более активно интересоваться причинами того, почему строительство фактически не ведётся, оказалось, что искать надо не компанию «Н.», а ООО «С.» всё с тем же единственным учредителем Паньковым, которое ещё в 2007 году начало всё это «строительство», а в конце 2009 г., собрав с дольщиков почти 70 млн. рублей, оказалось проданным за 10 тыс. руб. от Панькова некоему Кочетову. При этом в 2011 году мне удалось выяснить, что правду об этом «строительстве» на самом деле следует искать не на открытых сайтах Интернета, а на закрытом форуме дольщиков, куда меня и пригласили… Из собеседований с инициативной группой дольщиков я понял, что причиной создания ими именно закрытого форума является то, что обещаниям Панькова они всё ещё верят и обсуждать свою беду открыто боятся, т. к. негативные оценки компании будут мешать Панькову и его ООО «Н.» привлекать новых граждан для заключения с компанией договоров. Пришлось понять, что к числу таких «новых участников» этого «строительства» теперь отношусь и я – но, может, мои деньги всё же помогут завершить это строительство? Об этом скажу отдельно при рассмотрении доводов 2012 года о т.н. «ликвидности» объекта в последующей публикации.

Не стану утомлять последовательностью получения всё более удивлявшей меня, как практикующего юриста по уголовным делам, информации, а лишь изложу то, что в течение октября этого года направил в прокуратуру Всеволожска для принятия надлежащего процессуального решения, после чего скажу, почему начинать в таких случаях следует, как правило, НЕ С ГРАЖДАНСКОГО, А С УГОЛОВНОГО судопроизводства.

Оказалось, что, продав примерно в декабре 2009 г. собравшее с дольщиков деньги ООО «С.», г-н Паньков, понимая, что дольщики знают именно его лично, в январе 2010 г. без согласия дольщиков заключил с Кочетовым – новым владельцем ООО «С.» и своей второй компанией ООО «Н.» соглашение, согласно которому «почетное право» завершить строительство домов, деньги на которое были собраны «С.», эта компания «С.» уступает компании «Н.», и на встрече с взволнованными неисполнениям обязательств по договорам дольщиками в мае 2011 г. юрист компании «Н.» Дмитрий пояснил, что, дескать, всё ещё решаются определенные вопросы, касающиеся некоего неисполнения компанией «С.» перед компанией «Н.» каких-то там обязательств, но юристы компании над этим «работают». Одновременно в этот же период последовали неоднократные предостережения дольщиков от обращений в правоохранительные органы – контекст предостережений был таков, что в этом случае дольщики вообще ничего не получат, и, как пояснил Паньков всему собранию дольщиков: отсижу три года и опять вернусь достраивать…

Если в 2010 году в офисе компании «Н.» мне поясняли, что причины приостановки строительства временные и связаны с ранее действовавшими арестами незавершенного строительства, то в середине 2011 году уже сам г-н Паньков стал пояснять как мне, - т.к. в июле 2011 г. все же пришлось лично его посетить, - так и даже собранию дольщиков то, что в регистрационной палате Всеволожска работают взяточники, которым он не желает давать взятку в 10 тыс. рублей из собираемых ими, со слов Панькова, 300 тыс. рублей в день, за надлежащую регистрацию необходимых для ведения продаж ещё не проданных квартир документов, а следствием невозможности продать еще не проданные отдельные квартиры в этом недострое является невозможность завершить строительство. В общем, в 2011 году я узнал для себя, что Паньков ещё и активный борец с коррупцией, и если бы уголовно-правовая сфера не являлась моей профессией, я мог бы даже допустить, что виной всех моих бед являются «чиновники-взяточники» в администрации города, чему вообще-то способствовал общий информационный фон.

Первым «звоночком» здесь всё же явился факт, что в конце 2011 года дольщик О., профессионально занимающаяся недвижимостью, помогла компании исправить кое-какие ошибки в документации, после чего в начале 2012 г. в регистрационной палате, наконец, стали регистрировать договоры долевого участия по одному из домов – при этом вопрос о сборе 10 тыс. руб. на взятку для регистрационной палаты на собрании дольщиков не ставился – значит, проблема всё же, видимо, была не во взятке, а в некомпетентном или намеренно некомпетентном оформлении документов в самой компании. К сожалению, я пока не получил из регистрационной палаты официальный ответ, обращался ли г-н Паньков к ее руководству с жалобами на вымогательство взятки, хотя запрос такой для объективности направил еще 7 октября.

Ну, а вторым подтверждением недобросовестности этих заявлений Панькова явился звонок руководителя одной из общественных антикоррупционных организаций на мой письменный запрос о том, обращался ли к нему Паньков по поводу вымогательства взяток в регистрационной палате, как это Паньков объяснял мне в июле 2011 г. Уважаемый руководитель этой организации прямо пояснил мне, что от Панькова таких обращений никогда не было, а если бы они были, он бы направил соответствующие материалы в правоохранительный орган.

Поэтому на сегодня только официальный ответ регистрационной палаты о наличии обращений Панькова о вымогательстве взятки мог бы для меня подтвердить, что коррупционная составляющая мешала компании завершить строительство домов так, как это преподносилось дольщикам Паньковым. По промежуточным же итогам проведенного мною изучения проблемы могу сказать, что если коррупционная составляющая в возникновении проблемы со строительством этих домов и имелась, то совсем в иной плоскости и подробному изучению здесь подлежат не вопросы регистрации договоров долевого участия в 2011 году, а изначальная история с получением исходной разрешительной документации на строительство этих домов в 2007-2010 годах.

Наконец, вернувшись из московской командировки весной этого года, я решил подготовить заявление в УМВД Всеволожска о совершении Паньковым мошенничества. Основанием обращения была не только фактическая динамика ситуации и её оценка многими дольщиками, выводы из встреч дольщиков с руководством компании «Н.» и пр., но и в т.ч. отсутствие ответов на мои многочисленные письменные обращения в адрес компании застройщика (т.е. меры по выяснению очевидно интересующих меня вопросов непосредственно у застройщика мною были исчерпаны и оказались неэффективны – сразу подчеркну: дольщик в случае нарушения застройщиком предусмотренных договором сроков сдачи объекта обязательно должен предпринять письменные, надлежаще подтвержденные описью вложения и квитанцией, обращения, в т.ч. с учетом положений ст. 429 ГК, хотя актуальность этого с введением в практику закона №214-ФЗ всё же теперь снижается).

02.07.12 г. УМВД Всеволожска закончило проверку по моему заявлению (К-125 от 31.05.12 г.), по итогам которой было вынесено достаточно лаконичное, чтобы его привести в материалах статьи, решение:

правоотношения между ООО «Н.» в лице <Панькова> и Кузьминых К.С. носят гражданско-правовой характер. Стороны оформляли свои обязательства в форме договоров, при этом по тем или иным обстоятельствам условия данных соглашений не исполнялись. Неисполнение сторонами договорных обязательств должно регулироваться в рамках гражданско-правового законодательства и не содержит признаков уголовно-наказуемого деяния, т.к. соглашения достигались обоюдно и последствия их неисполнения сторонами отражались в соответствующих статьях договоров.

Аналогичные отказы получили и некоторые иные дольщики, которые примерно в одно со мной время также обратились с заявлениями о мошенничестве в отношении Панькова – ответы им, правда, были чуть покороче.

После изучения материалов проверки, ввиду занятости защитой по иным уголовным делам, только в конце сентября я смог начать работу по обжалованию этого решения. Конечно же, можно было бы подать жалобу в порядке ст. 124 УПК сразу, т.к. документы финансовой отчетности у руководителя застройщика были проверяющим органом – УМВД Всеволожска – запрошены, застройщик в лице его руководителя и единственного учредителя (Паньков) пояснил, что готов эти документы предоставить, но отказ в возбуждении дела был подписан через неделю после получения запроса без получения ответа на запрос (документов о финансовой отчетности). Но ввиду наличия собственного взгляда на правоприменительную практику доследственных проверок, я всё же решил подойти к вопросу обжалования не формально, т.к. считаю, что защита прав потерпевших – прежде всего, должна быть задачей самих потерпевших, которые наряду с обращением в правоохранительный орган должны и сами принимать предоставленные им законом меры по защите своих прав, в т.ч. по сбору и представлению в правоохранительный орган доказательств обоснованности своего заявления.

На эту работу я выделил время, равное времени проведения проверки, – т.е. тоже примерно 1 месяц системной работы. В итоге, при объеме материалов проверки, собранных в течение летнего месяца УМВД Всеволожска, в половину стандартного тома (де-факто, установили, что компании и незавершенное строительство, о которых идет речь, существуют, и получили объяснение Панькова о том, что действует он добросовестно), - объём представленных заявителем (мною) в прокуратуру в связи с отказом в возбуждении дела материалов в обоснование жалобы на этот отказ составил 2 стандартных тома, подготовленных за тот же месячный срок, но непосредственно мною, т.е. самим заявителем.

Это важно понимать, т.к. к примеру, если вы предоставляете в правоохранительный орган аудиозаписи, подтверждающие доводы вашего заявления, то было бы полезно приложить к ним и их текстовое изложение (стенограммы), понимая, что то же самое по вашему заявлению придется делать и сотруднику полиции. Если Вы полагаете, что для обоснования ваших доводов важны ответы тех или иных организаций, лиц, то закон не мешает вам, как гражданину, обратиться с соответствующими запросами, ответы на которые вам будут предоставлены, и лишь после этого может быть обозначен круг вопросов, выяснение которых требуется именно путем процессуальных действий, проводимых сотрудником правоохранительного органа. Если речь идет об осмотре представленной в Интернете информации, то заявитель вполне может самостоятельно эту информацию осмотреть, распечатать и также представить в правоохранительный орган и т.д. Если такой возможности непосредственно у заявителя нет, то закон предоставляет ему право обратиться к адвокату, чтобы тот надлежаще провел указанную работу.

В иной ситуации заявитель рискует оказаться в кругу бесконечных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, отмен этих решений прокуратурой и получения новых отказов после, как это пишут, дополнительной проверки доводов заявителя. На мой взгляд, особенно это актуально для заявлений по делам о мошенничестве в жилищном строительстве. От коллег – адвокатов знаю, что типовым «нормативом» на возбуждение таких уголовных дел является срок в 1 (один) год (обращений).

(Продолжение - стр. 2)

   
 

vsevolozsk-info.ru

САМОУЧИТЕЛЬ ВСЕВОЛОЖСКОГО ОБМАНУТОГО ДОЛЬЩИКА. Часть 2-я

06.11.2012

 

САМОУЧИТЕЛЬ ВСЕВОЛОЖСКОГО ОБМАНУТОГО ДОЛЬЩИКА. Часть 3-я

09.11.2012

 

САМОУЧИТЕЛЬ ВСЕВОЛОЖСКОГО ОБМАНУТОГО ДОЛЬЩИКА. Часть 4-я

11.11.2012

 

САМОУЧИТЕЛЬ ВСЕВОЛОЖСКОГО ОБМАНУТОГО ДОЛЬЩИКА. Часть 5-я

12.11.2012

 

САМОУЧИТЕЛЬ ВСЕВОЛОЖСКОГО ОБМАНУТОГО ДОЛЬЩИКА. Часть 6-я

14.11.2012

 

САМОУЧИТЕЛЬ ВСЕВОЛОЖСКОГО ОБМАНУТОГО ДОЛЬЩИКА. Часть 7-я

20.11.2012

 

САМОУЧИТЕЛЬ ВСЕВОЛОЖСКОГО ОБМАНУТОГО ДОЛЬЩИКА. Часть 8-я

10.01.2017

 

Наш E-mail: vsevolozsk-info@rambler.ru   При перепечатке материалов сайта и газет ссылка обязательна